Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Что почитать. Список Хемингуэя

 

must-read Эрнеста Хемингуэя, выданный им начинающему писателю  и журналисту Арнольду Самюэльсону, проделавшему долгий путь, чтобы  встретиться со своим кумиром. Самюэльсон, правда, великим писателем так  и не стал — но это не делает список хуже.  

Стивен Крейн. «Голубой отель»

Крейн нравился не только Хемингуэю — лучшим автором своего поколения  его признавал и Герберт Уэллс. Рассказ о страхах, насилии  и мифологизации американского Запада считается одной из лучших работ  писателя. 

Стивен Крейн. «Шлюпка в открытом море» 

Полный иронии и символизма рассказ о четырех выживших после  кораблекрушения стал самой известной работой Крейна. Это произведение  близко по духу повести Хемингуэя «Старик и море» — в нем тоже  поднимается тема места человека во Вселенной и его противостояния силам  природы. 

Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Пиши пьяным, редактируй трезвым

 

«Пиши пьяным, редактируй трезвым» — эта заповедь Эрнеста Хемингуэя может  поспорить по популярности с его романами. Хэм и его собутыльники —  от Джойса до Фицджеральда — знали толк в хорошей попойке, как и другие  авторы. Одним писателям он помогал собраться с мыслями, других сводил  в могилу — но будь они трезвенниками, история литературы наверняка  была бы совсем иной.

Ян Флеминг 

Collapse )


Писатель и философ Олдос Хаксли – о нашем дивном мире

 

Олдос Хаксли – писатель и философ, а ещё гуманист, пацифист, сатирик и  один из выдающихся интеллектуалов своего времени. Он семь раз  номинировался на Нобелевскую премию по литературе, развил жанр  «романа-дискуссии», впоследствии ставший одним из главных видов  английского интеллектуального романа. Большинству людей Хаксли известен как автор романа-антиутопии   «О дивный новый мир».  Но и другие его произведения оставили след в эволюции фантастической  литературы и не только. Джим Моррисон назвал свою рок-группу Doors,  находясь под впечатлением от книги «Двери восприятия». Получите удовольствие от  точных парадоксальных определений мастера слова. Время на чтение – 3  минуты. 

Во Вселенной есть только один уголок, который ты можешь уверенно взять в кандидаты на улучшение, – это ты сам.

  • Основная разница между литературой и  жизнью состоит в том, что в книгах процент самобытных людей очень  высок, а тривиальных – низок; в жизни же всё наоборот.
  • История как мясной паштет: лучше не присматриваться, как его готовят.
  • Как замечательны, интересны, оригинальны люди – на расстоянии.
  • Музыка стоит на втором месте после молчания, когда речь идёт о том, чтобы выразить невыразимое.
  • Не годится становиться взрослым, если не прочитал всех детских книг.
Collapse )

«Разделите ваши деньги на семь почти равных куч»...

 

Сборник «Выбранные места из переписки с друзьями» был опубликован в  1847 году и привёл в ярость литературного критика Виссариона  Белинского. 

Он  осудил писателя,  ставшего, по его мнению, «проповедником кнута, апостолом невежества,  поборником мракобесия и обскурантизма». Мы публикуем отрывок из книги,  на которую обрушил свою ярость «неистовый Виссарион». В нём Николай  Васильевич даёт жёнам ценные советы по ведению хозяйства. С небольшими  корректировками (например, замена расходов на овёс расходами на бензин),  этими рекомендациями можно пользоваться и сейчас – они не слишком  отличаются от видеокурсов по эффективному управлению личными финансами. 

Collapse )


Несколько штрихов к портрету Маяковского

19 июля (7 июля по старому стилю) 1893 года родился Владимир Маяковский. Его ранними стихами восхищались Ахматова и Блок. А то, что он писал в 1920-е — «пословицы» на все случаи советской жизни — нередко вызывало недоумение даже у друзей и единомышленников. Вот несколько историй об одном из самых противоречивых поэтов ХХ века.

Как Шершеневич украл штаны у Маяковского
Маяковский однажды написал стих:
«Я сошью себе чёрные штаны из бархата голоса моего».
Через некоторое время Вадим Шершеневич, даже не подозревая об этом стихе, напечатал своё:
«Я сошью себе полосатые штаны из бархата голоса моего».
Ну, бывают в литературе такие странные совпадения.
Когда на одном творческом вечере Маяковский увидел на трибуне Шершеневича, он встал и громко объявил:
«А Шершеневич у меня штаны украл!»
Аналогичные выступления Маяковский проделал ещё несколько раз.

Маяковский и отзыв о книге
Однажды при Маяковском обсуждалась какая-то книга, и один из присутствующих сказал о ней:
«Жизнь как она есть».
Маяковский моментально отреагировал:
«А кому она такая нужна?»
Collapse )

Русская культура в анекдотах Сергея Довлатова

«Там жили поэты...» — второй альбом фотографа Марианны Волковой с текстами Сергея Довлатова. Первый альбом с историями про писателей, поэтов и других известных людей назывался «Не только Бродский» и вышел в 1988 году в Нью-Йорке. Второй альбом вышел уже после смерти Довлатова. Стихотворение Блока «Поэты», из которого и взято название книги, нравилось Бродскому.
" Во-первых, оно читается, как во многом автобиографическое — и для самого Довлатова, и для многих его друзей и современников (которые и мыслились героями этого нового фотоальбома). Затем, при всей внешней браваде этих стихов Блока, они глубоко сентиментальны. Хотя Блок и сообщает о поэтах, казалось бы, ужасные вещи: и пьяницы-де они, и циничные болтуны, и бабники, и рвет их под утро, — на самом-то деле он смотрит на них сквозь романтические стекла. Он их любит. Это качество в высшей степени свойственно и Довлатову." Марианна Волкова
Вашему вниманию некоторые из этих историй.

Лев Лосев
Лосев приехал в Дартмут. Стал преподавать в университете. Местные русские захотели встретиться с ним. Уговорили его прочесть им лекцию. Однако кто-то из новых знакомых предупредил Лосева:
— Тут есть один антисемит из первой эмиграции. Человек он невоздержанный и грубоватый. Старайтесь не давать ему повода для хамства. Не сосредоточивайтесь целиком на еврейской теме.
Началась лекция. Лосев говорил об Америке. О свободе. О своих американских впечатлениях. Про евреев — ни звука. В конце он сказал:
— Мы с женой купили дом. Сначала в этом доме было как-то неуютно. И вдруг на территории стал появляться зайчик. Он вспрыгивал на крыльцо. Бегал под окнами. Брал оставленную для него морковку...
Вдруг из последнего ряда донесся звонкий от сарказма голос:
— Что же было потом с этим зайчиком? Небось подстрелили и съели?!Collapse )

Старая притча о том, как попасть в рай

По длинной, дикой, утомительной дороге шел человек с собакой. Шел он долго, устал, собака тоже устала. Вдруг перед ним — оазис! Прекрасные ворота, за оградой — музыка, цветы, журчание ручья, словом, отдых.

— Что это такое? — спросил путешественник у привратника.
— Это рай, ты уже умер, и теперь можешь войти и отдохнуть
по-настоящему.
— А есть там вода?
— Сколько угодно: чистые фонтаны, прохладные бассейны...
— А поесть дадут?
— Все, что захочешь.
— Но со мной собака.
— Сожалею, сэр, с собаками нельзя. Её придется оставить здесь.

И путешественник пошел мимо.. Через некоторое время дорога привела его. У ворот тоже сидел привратник.

— Я хочу пить, — попросил путешественник.
— Заходи, во дворе есть колодец.
— А моя собака?
— Возле колодца увидишь поилку.
— А поесть?
— Могу угостить тебя ужином.
— А собаке?
— Найдется косточка.
— А что это за место?
— Это рай.
— Как так? Привратник у дворца неподалеку сказал мне, что рай — там.
— Врет он все. Там ад.
— Как же вы, в раю, это терпите?
— Это нам очень полезно. До рая доходят только те, кто не бросает
своих друзей.

Сергей Довлатов. Анекдоты из жизни Бродского

Бродский говорил, что любит метафизику и сплетни. И добавлял:
«Что в принципе одно и то же».

***

Пришел я однажды к Бродскому с фокстерьершей Глашей. Он назначил мне свидание в 10.00. На пороге Иосиф сказал:
— Вы явились ровно к десяти, что нормально. А вот как умудрилась собачка не опоздать?!

***

Врачи запретили Бродскому курить. Это его очень тяготило. Он говорил:
— Выпить утром чашку кофе и не закурить?! Тогда и просыпаться незачем!

***

Писателя Воскобойникова обидели американские туристы. Непунктуально вроде бы себя повели. Не явились в гости. Что-то в этом роде. Воскобойников надулся:
— Я, — говорит, — напишу Джону Кеннеди письмо. Мол, что это за люди, даже не позвонили.
А Бродский ему и говорит:
— Ты напиши «до востребования». А то Кеннеди ежедневно бегает на почту и все жалуется:
«Снова от Воскобойникова ни звука!..»

***

У Иосифа Бродского есть такие строчки:

Ни страны, ни погоста
Не хочу выбирать,
На Васильевский остров
Я приду умирать...

Так вот, знакомый спросил у Трубина:
— Не знаешь, где живет Иосиф Бродский?
Трубин ответил:
— Где живет, не знаю. Умирать ходит на Васильевский остров.
Collapse )

«Какая ты дура, мой ангел!»

Личность Натальи Гончаровой как минимум спорная. Многие известные литераторы, например, Ахматова и Цветаева, отрицательно относились к ней, виня её в гибели Пушкина. Не менее «лестно» отзывались о Наталье Николаевне и современники. В списках после смерти поэта ходило стихотворение анонимного автора, выражавшего явную нелюбовь к жене Пушкина. Исследователи эпистолярного наследия Александра Сергеевича, кстати, не находили в письмах к жене особой ласки или нежности и удивлялись будничности. Но это и не удивительно для родоначальника реалистической традиции. В приведённом письме есть и нежность, и сиюминутные переживания. Зато нет чрезмерных, кажущихся сейчас забавными, оборотов XVIII века, от которых и отошёл Александр Сергеевич.
Н.Н. Пушкиной


12 мая 1834 г. Из Петербурга в Ярополец

Какая ты дура, мой ангел! конечно я не стану беспокоиться оттого, что ты три дня пропустишь без письма, так точно как я не стану ревновать, если ты три раза сряду провальсируешь с кавалергардом. Из этого еще не следует, что я равнодушен и не ревнив. Я отправил тебя из Петербурга с большим беспокойством; твое письмо из Бронницы еще более меня взволновало. Но когда узнал я, что до Торжка ты доехала здорова, у меня гора с сердца свалилась, и я не стал сызнова хандрить. Письмо твое очень мило; а опасения насчет истинных причин моей дружбы к Софье Карамзиной очень приятны для моего самолюбия. Отвечаю на твои запросы: Смирнова не бывает у Карамзиных, ей не встащить брюха на такую лестницу; кажется, она уже на даче; графиня Соллогуб там также не бывает, но я видел ее у княгини Вяземской. Волочиться я ни за кем не волочусь. У меня голова кругом идет. Не рад жизни, что взял имение, но что ж делать? Не для меня, так для детей. Тетка вчера сидела у меня, она тебя целует. Вчера был большой парад, который, говорят, не удался. Царь посадил наследника под арест. Сюда ожидают прусского принца и много других гостей. Надеюсь не быть ни на одном празднике. Одна мне и есть выгода от отсутствия твоего, что не обязан на балах дремать да жрать мороженое. Пишу тебе в Ярополец, где ты должна быть с третьегодняшнего дня. Кланяюсь сердечно Наталье Ивановне, целую тебя и детей. Христос с вами.


Знаешь ты, что княгиня Мещерская и Sophie Karamzine едут за границу? Sophie уж плачет недели две, вероятно я довезу ее до Кронштадта.

Слова, которые пришли к нам «из литературы»

Авторский неологизм — это слово или значение слова, созданное писателем (поэтом, публицистом) для обозначения новых или выдуманных явлений, предметов или понятий.

Чаще всего такие изобретения остаются только в том произведении, для которого были придуманы. Представляете, в каком интересном мире мы бы жили, если бы в русском языке прижились «испавлиниться», «быкоморда», «верблюдокорабледраконьи» и другие очаровательные окказионализмы, придуманные Маяковским. Но некоторые слова всё же входят в словарный состав языка, да так органично, что уже через сто лет трудно поверить, что привычное понятие добавлено в «великий и могучий» конкретным человеком. Вот несколько интересных примеров.
Слова «робот» и «робототехника» были придуманы писателями-фантастами

«Робота» нам подарил в 1922 году чешский писатель Карел Чапек, впервые употребив это слово в пьесе «R.U.R.».

Понятие «робототехника» (так перевели авторское «robotics») было впервые использовано в печати Айзеком Азимовым в научно-фантастическом рассказе «Лжец», опубликованном в 1941 году.
Лилипутов изобрёл Джонатан Свифт
Слово «лилипут» увидело свет в 1727 году, когда были напечатаны «Путешествия Гулливера».Collapse )